Благодаря синглу «Posse On Broadway» Sir-Mix-A-Lot поставил Сиэтл на карту рэпа

Благодаря синглу «Posse On Broadway» Sir-Mix-A-Lot поставил Сиэтл на карту рэпа
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(49 голосов, 5 из 5)
0

Энтони «Sir Mix-A-Lot» Рэй был одним из первых, кто прославил рэп Сиэтла на всю страну, а его гипер-локализованная классика стёрла границы между Восточным Побережьем, Западным Побережьем и Югом.

Речь пойдёт о сингле «Posse On Broadway», который был выпущен в том же году, что и песня Mudhoney «Touch Me I’m Sick». Трэк «Posse On Broadway» изобилует отсылками на Ренье-авеню, упоминаются также различные участники команды Mix-A-Lot. В трэке «Posse On Broadway» сторителлинг Нью-Йорка сочетается со звуком Лос-Анджелеса, смешанного с Майами Бас. В итоге трэк стал классикой и получил впоследствии огромное количество новых интерпретаций — начиная от E-40 и Insane Clown Posse и заканчивая Натали Портман на Saturday Night Live. Предлагаем вашему вниманию интервью с Sir Mix-A-Lot, в котором рэпер рассказал много интересного об этом хите из далёкого 1988 года.

До того как вышел сингл «Posse On Broadway» ты выпустил 4 пластинки.

Да, я выпустил немного глупого материала. До «Posse On Broadway» у меня не было представления о том кем я являюсь будучи артистом. Я просто честно сейчас об этом. Я пытался делать всякие забавные вещи, чтобы привлечь к себе немного внимания, ну и в мире рэпа Сиэтл был словно неизведанная пещера, в которой не было никакого света. Таким образом, мы были в этой пещере и я пытался пролить в неё свет, получить внимание, так что я просто пытался сделать что-нибудь, чтобы поймать попутный ветер, благодаря которому парусник начнёт двигаться.

Многие из этих ранних синглов, такие как «I Just Love My Beat», «I’m A Trip» и «I Want A Freak» звучат как то, что тогда в L.A. делали.

Верно. Да, я просто копировал это дерьмо. Я слушал Egyptian Lover и прочие вещи подобного рода. Это было всем, что я слышал. Я имею ввиду, не поймите меня неправильно, у меня был доступ к некоторым вещам из Нью-Йорка, но я не был Нью-Йорком, я был West Coast. Так что я решил попробовать, но это не было мною. «I Want A Freak» — это своего рода комбинация Нью-Йорка и L.A., на самом деле потому что это было «фриковым, фриковым, фриковым». Всё в то время было про фриков из L.A. [смеётся].

Но «Posse On Broadway» это совершенно другая вещь.

«Posse On Broadway» — это вдохновенное сочетание Нью-Йорка с трэком Ice-T «6 ‘N the Mornin’», с вещами такого плана, реально медленными. Мы называли подобного рода вещи «спадающими битами» на West Coast. Весь материал Beastie Boys, было определённо влияние таких вещей…

И когда я в итоге услышал этот «The New Style» [напевает трэк], то мне вкатило: «Во дерьмо!» Вот откуда пошли такие медленные удлинённые 808-е, с ударными киками, которые было непросто записать в то время, потому что на катушки с 24-дюймовыми лентами не получалось записывать хвосты этого 808-го. Это всегда заканчивалось [грохочет] этим странным шумом и мне потребовалось много времени, чтобы найти кого-то, кто действительно может записать это.

Как ты понял как удлинять этот барабанный бас?

Терри Дэйт, который записывал многих людей, был здесь реально известным инженером, он сделал много раннего гранжа. Он попытался записать это и он был близок, но у меня с деньгами тогда были дела не ахти, вот почему на «Posse On Broadway» такое плохое качество, потому что у меня не было достаточного количества денег, но из всех имеющихся ограничений мы максимально приблизились к тому материалу из Нью-Йорка, который я слышал.

Связывался ли ты ещё до этого с Майями Бас?

Да, немного, ранний 2 Live Crew. На меня много андерграунда повлияло, потому что Nasty Nes [Родригес, персонаж радио Сиэтла] был моим хорошим другом, у него всегда был материал из андерграунда любой области. Благодаря ему я услышал материал из Майями, мне он очень понравился, потому что мне напомнило это техно, на котором я вырос. Я рос на музыке Kraftwerk, Gary Numan, Devo и подобных вещах. Так что вокруг меня был Tommy Boy. Это всё было там, но этот альбом «Swass» [1988 года] был немного обо всём. Даже в стиле Prince.

Я бы сказал что за «Romantic Interlude» ты в большом долгу у Prince.

Я слушаю это сейчас. Я проиграл грёбаное пари? Типа, какого чёрта что-то заставило меня сделать это? Я до сих пор думаю об этом. Я должно быть хотел получить немного внимания чик или тому подобное дерьмо какое-то, я не знаю какого дьявола я делал.

Так, что поспособствовало появлению «Posse On Broadway»?

Что ж, у нас вышел «Square Dance Rap». Мы выпустили ремикс на это и этот ремикс был очень популярен, потому что я перечислял кучу городов, «Денвер качает… на этом сквер-данс рэпе», ну короче перечислял все эти маленькие города, целовал задницу, чтобы получить возможность гастролей. И у нас очень маленькое турне было. И, знаете, очевидно, что я тогда был ребёнком, потому что, чувак, я думал, что наш Бродвей был единственным Бродвеем.

У каждого есть свой Бродвей! Знаете, в каждом городе в котором я был, в Сан-Франциско Бродвей и в Нью-Йорке тоже определённо был Бродвей. Я был в Аризоне и у них есть там даже Ресторан Dick’s, который показался мне странным. У меня было на уме сделать хит, но попытаться при этом быть собой в то время как я это делаю, и ко мне пришла идея сделать песню о Бродвее, об улице Бродвея, но я хотел, чтобы это было именно про Сиэтл.

Я не думал, что это на самом деле будет волновать ещё кого-либо, но я знал, что у каждого есть Бродвей, так что если им интересно подобное, то они это купят. Я сделал это с большим рвением, я в буквальном смысле описывал ту самую ночь, которая действительно была у нас тогда. Так что в этой песни нет ни капли лжи. Я имею ввиду, что мы действительно тогда валяли дурака, бегали и цепляли чик на Бродвее, тогда вы могли бы делать так, понимаете?

Ты мне мозг взорвал тем, что всё это было в одну ночь.

Имена людей были изменены немного, но Махараджи был моим корешем и он реально собирался пойти в Dick’s, где мы отвисали. Я, Махараджи и Attitude Adjuster, я пришёл туда с чиками и мы тусили, а потом болтались по проспекту Арнольда. Как я и говорил, мы ездили по Юнион-стрит, по всем улицам, которые я упоминал, я всегда был там. Всегда. Тако Белл был небольшой точкой, напротив Dick’s. И это немного странно, потому что сразу же после того как мы сделали песню Тако Белл закрылся и все начали говорить мне, что его там никогда не было. «Ну ok», — говорил я.

Если это основано на реальных событиях, то твой кореш PLB действительно отхерачил кого-то?

Нет, нет, нет, нет-нет-нет-нет, мы не делали такого дерьма, но у нас были хейтеры. Когда у вас появляются хейтеры, то это говорит о том, что вы действительно чувствуете себя успешными. Так что были люди, которым это было не по нраву. Моя клика была тогда довольно большой, так что я не преувеличивал. Тебе надо было видеть это, народа было на 4 или 5 полных тачек, вот сколько нас тогда было. Конечно, это и дорого в то же время. Я потом понял это. Уф. Если хочешь иметь дело с деньгами, то надо чтобы была большая клика.

Вы действительно тогда разъезжали на лимузинах или это просто желания такие были?

Нет, нет, нет, но все эти автомобили были в то время моими. У меня был большой крутейший золотой Кадиллак с колесом сзади, всё это незрелое дерьмо короче. Но в то же время для 20-летнего юнца это тогда было всем. Дайте мне мол это и золотую цепь и я решу, что всего добился в этой жизни. У меня ещё не было дома, но это даже было неважным, я думал, что я богат.

Стал ли ты после выхода этой песни героем в Dick’s?

Вообще-то нет! Когда мы снимали клип на «Posse On Broadway», то пошли в Dick’s. Эта песня была типа андерграундом, она была превосходна в андерграунде, не получила много радиоэфира, но копии сингла продавались. Мы пошли в Dick’s и поговорили с хозяином. Я сказал: «Мы хотим снять рэп видео». Он ответил: «Что ты имеешь ввиду?» Имейте ввиду, что рэп был для него чем-то новым. «Я не понимаю, что ты хочешь упаковать… Что ты упаковываешь?» [упаковывать (wrap) созвучно слову rap — примеч. редакции].

Он не понимал, о чём мы говорим. Так что на самом деле он сказал нам нет, так что мы это не в Dick’s снимали. Нам пришлось использовать для съёмок место под названием Стэнс, вниз по Ренье, которое выглядело точно также как Dick’s. Это безумие, но его уже нет, но до того как он ушёл из жизни мы сделали шоу, очень близко к Бродвею, сделали шоу прямо на Бродвее на Dick’s на улице, он ехал в машине со своими детьми, открыл окно и извинился. Ему было тогда лет 96 наверное или около того. Как бы там ни было он сказал: «Эй, я не знал».

Я ответил ему: «Нет, я не расстроен, сэр, вовсе нет». Я имею ввиду, что я бы на его месте сделал бы точно также. Типа 15 хулиганов подходят к моей двери и заявляют, что они хотят снять рэп видео. Пошли в жопу, я продаю гамбургеры! Так что такие дела, но он на самом деле извинился передо мной и пожал мне руку, в том же году его не стало, вот так. Я должен был рассказать эту историю, потому что она много для меня значит.

Ты и правда любил их гамбургеры?

Да, вы должны были съесть хотя бы парочку. Они был небольшими, но хорошими и свежими.

Ты хотел бы, чтобы сингл «Posse On Broadway» стал национальным хитом, даже несмотря на то, что у тебя была на нём локальная лирика?

Нет. Я даже не знал как чувствуешь себя, когда выпускаешь национальный хит, каким он должен быть. Я думал, что «Square Dance Rap» был хитовой записью. Я реально сделал это. Я имею ввиду, что я продал 80 000 копий. Я купил себе небольшую машину, я платил за квартиру в небольшом доме, и я говорил: «Да, я сделал это». Так что я думал, что «Posse On Broadway», возможно, будет такой же успешной песней как и «Square Dance Rap», что быть может продам 100 000 копий или около того. Вот насколько скромными были мои ожидания. А потом когда песня стала набирать успех, то я задумался… Как песня о Сиэтле может быть настолько популярна, например, в Хьюстоне? Очень странно. Потому что Хьюстон был первым рынком, на котором песня бомбанула с успехом, а затем Бэй, Окленд стал номером два.

Когда ты понял, что эта песня стала большим хитом?

Что ж, мы были на гастролях — я никогда этого не забуду — и я сделал ставку на свой «костыль». Моим «костылём» в то время была песня «Square Dance Rap». Мы делали эти шоу, и я решил исполнить «Posse On Broadway» и люди просто с ума сходили. И они знали каждое слово, они заканчивали предложения вместе со мной. Затем, когда я перешёл к «Square Dance Rap», то движения не было. Они просто стояли с видом: «Ты уже отыграл хит…»

Это также было на Yo! MTV Raps.

И самое безумие началось, когда Fab 5 Freddy приехал в Сиэтл. Для меня это было честью. Я сказал ему: «Fab 5 Freddy, знаешь сколько у меня есть копий «Change The Beat»?» Когда я был диджеем, то скрэтчил эти записи, в буквальном смысле слова затирая их до дыр. Но, в то время как он пришёл я не понимал с каким большим количеством людей я отвисал, а он такой: «Вау». Я имею ввиду, что я не хотел попасть тут в банду, но люди, которые были со мною тогда были не такими людьми, которые со мной сейчас, там были в том числе и безумные отмороженные ублюдки и его это практически напугало. Я понимаю, что у нас было тогда несколько быков. Мы ели гамбургеры в Dick’s на Бродвее и говорили о «Posse On Broadway». Это был первый раз, когда я повстречал кого-то известного и я тогда чувствовал себя взволнованным и чувствовал дрожь в теле. Я думал, что мы после этого будем теперь на MTV каждый день, но этого не случилось.

 Есть ли у тебя ещё какие-либо воспоминания связанные с этой песней, которыми ты бы хотел поделиться?

Был случай с Лёром Коэном [руководитель американской музыкальной индустрии. Более 30 лет Коэн был в хип-хопе на различных звукозаписывающих лэйблах. Он начал с управления рэперами на Rush Productions, затем руководил Def Jam. После Def Jam Коэн взял на себя руководящую роль в Warner Music Group], однажды [смеётся], он, вероятно, даже не помнит об этом.

Я был в Нью-Йорке по какой-то тупейшей причине. Он хотел встретиться со мной зачем-то. И дела с «Posse On Broadway» шли хорошо, я думал, что сделал всё как надо и что Лёр Коэн подтянет меня чувака к себе и пойдёт движуха: «Нам нужно, чтобы ты был с нами, ты будешь делать это, ты будешь играть это». Я никогда этого не забуду, потому что он сказал: «Это твоё «Posse On Broadway» стоящее дерьмо? Ну вот оно закончится. И что дальше? Кто твой грёбаный менеджер?»

Я сказал: «Мой менеджер сидит напротив меня», он ответил: «Тебе нужен новый грёбаный менеджмент!» Я на самом деле не очень обиделся, потому что это ведь Лёр, понимаете? Но хотя он был прав! С тех пор я начал использовать шляпу. Моя шляпа была дешёвой, а его шляпа была к костюму, он сказал: «Так вот, это грёбанная шляпа Mack Daddy. Видишь это дерьмо? Это то, что тебе нужно. Когда ты начнёшь получать такие, сынок, тогда и поймёшь что стал успешным» [смеётся]. Он был прав во всём о чём говорил, он был прав насчёт денег, я должен отдать ему за это должное. Я просто не хотел это слышать.

Подпишись на наш Facebook | VK | Instagram

Читайте также

Обсуждение

Google+