«Есть кое-что, что женщины могут сделать в музыке, чего не могут сделать мужчины». Интервью с Rapsody

«Есть кое-что, что женщины могут сделать в музыке, чего не могут сделать мужчины». Интервью с Rapsody
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(3 голоса, 5 из 5)
0

В августе этого года, Rapsody выпустила свой новый альбом под названием «Eve». Уроженка Северной Каролины резко привлекла внимание к своей и без того отличной дискографии. На протяжении шестнадцати композиций она прославляет черных женщин и их имена в каждом из названий. Будь то дань уважения или почтение. С приглашенными на запись такими звездами  первой величины как Queen Latifah, J.Cole, а также J.I.D и GZA альбом стал одним из лучших выпусков нынешнего года. И по всей видимости, мы его увидим в финальных топах за год.

Твой альбом Eve поднимает хип-хоп и музыку в целом на новый уровень. Он прославляет некоторых твоих героинь и женщин в целом. Но также он несет в себе информацию для слушателей о том, как делать лучше и, возможно, стать союзниками. Был ли определенный человек или публика о которой ты думала создавая этот альбом?

Моей определенной публикой были черные женщины. Я хотела вновь подтвердить, что я понимаю вас, и я хотела с помощью голоса выразить свои чувства миру. Я хотела, чтобы они услышали, и чтобы было что-то вроде «до кого-нибудь дойдет» и «кто-то скажет за меня», и «кто-нибудь представит за меня». Это была самая важная вещь для меня — кто-бы ни услышал это — черная женщина или черный мужчина, белая женщина или белый мужчина, в Австралии или в Японии. Я просто хотела, чтобы они услышали и поблагодарили черных женщин, и оценили то, через что им приходится проходить. Особенно, будучи на гастролях с Big K.R.T. я была очень благодарна возможности общаться и взаимодействовать с людьми. Как когда я была в Бостоне, белый паренек отвел меня в сторону и сказал: — «Спасибо тебе. Твой альбом поучительный. У меня черная подружка и через твой альбом я научился относиться к ней лучше. Не знаю как, но ты помогла мне понять это». На что я ответила: — «Спасибо, что нашел время прослушать мою запись и окунуться в наш мир». Было приятно когда многие черные женщины подходили, обнимали меня и говорили слова благодарности. Это я ценю больше всего.

Kathy Iandoli недавно выпустила книгу God Save The Queens о женщинах в хип-хопе. Ты привела несколько цитат из нее. Ты сказала: — «Есть кое-что что женщины могут сделать в музыке, чего не могут сделать мужчины». Ты также добавила, что выучила урок от Lauryn Hill. Не могла бы ты пояснить какое это отношение имеет к Eve?

Все о женщинах. О материнстве, превозмогании и сострадании. О том, что быть женщиной — это нечто особенное, об обязанностях, которые нам нужно соблюдать в этом мире. Это все проходит через музыку. Я чувствую, будто мы проходим через все это, и имеем возможность выразить свои чувства, говорить об этом. Что касается Lauryn и создания The Miseducation of Lauryn Hill — там есть записи с повествованиями как со стороны парня, так и со стороны девушки. Я всегда это любила в ней. Да, я женщина, но я вижу это и понимаю все это. Я думаю, что прекрасно то, что я могу написать песню The Man, не будучи мужчиной. И куда бы я ни пошла, многие мужчины говорят об этой песне. Они говорят: «Эй, это круто как ты будучи женщиной смогла понять мои чувства, и то, через что я прохожу».

Около года прошло с момента выхода Sojourner. Песня вошла в компиляцию Jamla Is The Squad II. Был ли уже готов альбом Eve к тому моменту, как мы ее услышали?

Нет. Мы были где-то на 30% от общего результата.

Но ты уже знала концепцию?

Да. Я знала концепцию. Знала что песня должна быть в альбоме. Я с ранних пор была в работе и подготовила это. Песня была выпущена раньше потому что мы с 9th Wonder хотели привлечь внимание к лейблу и всем другим крутым артистам. У нас много крутых артистов, но ты же знаешь — люди хотят слушать то, за чем есть весомое имя. По факту мы с J.Cole долгое время пытались работать вместе — мы оба из Северной Каролины, оба — артисты Roc Nation, и возможно я надоедала им каждый день предложениями о совместной работе с персоной первой величины, которую хотели слышать люди. Они хотели, чтобы это случилось. Так что когда это случилось, это было что-то вроде «Добавим энергии остальной моей команде!»

В Северной Каролине есть лучшее, что может предложить хип-хоп. И ты на вершине. Каково это — быть между J. Cole, YBN Cordae, Little Brother, DaBaby?

Круто! Что нас делает особенными, или что крутого в Северной Каролине, так это вдохновение. Люди спрашивают меня: «Какой звук у Северной Каролины?». Я отвечаю им, что он как плавильный котел. То, где мы находимся: посреди восточного побережья, мы не глубоко на юге, и мы не закоренелые северяне в то же время, мы просто в центре — шоссе 95 проходит через нас. Так что мы видим нью-йоркцев, едущих вниз по компасу — в колледж или по любым финансовым причинам, с ними всегда музыка, которая была создана в Нью-Йорке. То же самое и в южном направлении. И у нас есть автомобильная культура, поскольку у нас нет метро или чего-то подобного. Так что этот аспект неизменно отражен в текстах, это бум-бэп, но тот, под который есть возможность кататься. Имея все вышеуказанное, плюс наше вдохновение соулом и наша джазовая история, все это вместе и делает нас особенными.

Твои альбомы сами по себе как миры. Особенно истинно это звучит по отношению к Laila’s Wisdom и Eve. В них затронуты разные темы, они звучат по-разному. Каков процесс адаптации одного мира с другим?

Для меня это нечто акустическое. Я не хочу, чтобы мои альбомы звучали одинаково, особенно если они столь близки друг к другу. Когда шла работа над Laila’s Wisdom я сказала своей команде: — «Так, я не хочу, чтобы этот следующий альбом звучал так же. Я хочу двигаться куда-то еще. Хочу испытать себя». В этом весь смысл. Я всегда хочу делать что-то иное.

Eve звучит совершенно по-другому. Он вышел в тот же год, когда 9th Wonder и The Soul Council работали с Smif-N-Wessun, которые работали с Murs, и каждый из них выпустил альбом, на котором есть ты. Было ли у тебя какое-то направление на момент их звучания?

Не думаю, что я смогу описать чего я хотела, но я знала, что хотела быть другой. Я хотела найти способ поэкспериментировать с этим новым трэп саундом. Но в то же время я знала, что не хотела быть полностью такой. Как я могу создать что-то для себя находясь в двух мирах и идя по черте? Я никогда не была в трендах. Прекрасным было то, что Eric G был моим секретным оружием в этом. Eric G — это продюсер в The Soul Council; он спродюсировал пять или шесть песен для Eve. Что я люблю в работе с Эриком — это то, что он как и я — всегда идет налево. Первой работой, которую он мне прислал, с другим звуком, который я искала, была Oprah. Когда он это прислал я сказала: — «То что нужно. Это звучит не так как все ранее выпущенное. Здесь другая энергия, но все равно это тронуло меня за душу». Потому что не столь важно, как это звучит, если это трогает меня за душу и пробирает до костей. Когда у нас уже была Oprah, мы знали, как построить работу дальше. Это позволило 9th Wonder’у продвинуться музыкально. Потому что его музыка — это бренд. Но в то же время он всегда хочет развиваться. Khrysis расширил свои вкусовые качества, взял песню Watermelon Man от Herbie Hancock и превратил ее в Whoopi, чтобы сделать что-то крутое. Но для меня все началось с Eric G и Oprah. И сейчас я вернулась в студию и спросила Эрика: — «Что у нас следующее?» Сейчас мы в исследовательской лаборатории. Это всегда интересная часть создания.

Ты упомянула Watermelon Man. Этот альбом наполнен не только сэмплами, но и вокальными рифами, различными выражениями почтения — в твоих текстах это присутствует. Похоже, ты прислушалась к этому. Ты когда-нибудь рассматривала добавление диджеинга в свой репертуар?

Нет.  (улыбается) Я много раз пыталась играть на бит-машинах и вертушках. Три раза, где-то, пыталась диджеить и взяла урок у 9th Wonder. Но я поняла, что это просто не моя сильная сторона. Еще до того, как я стала читать рэп, я купила бит-машину в магазине, который позже закрылся. Я играла неделю и забросила. Я не дружу с техникой. Но я немного стала частью этого используя сэмплы. Я слушала музыку и спрашивала: — «Эй, мы можем сделать из этого сэмпл? Можем использовать эту часть?» Могу сказать, что я учусь как продюсировать лучше, чтобы получалось нечто иное, чем биты. Касаемо этого, конкретного альбома, я записала все песни кроме двух, сама. «Так, здесь будет припев, здесь переход» — в таком духе. Я послала 9th Wonder сессию для последнего микса: —» Так, Йода, сделаем это». Я просто многому научилась в плане создания записей и прослушивания музыки с точки зрения продюсера.

Хип-хоп — это лучшее в плане обучения. Из текста Big Daddy Kane я узнал о том, кто такой Yusef Hawkins. В текстах рэперов много информации, которой не найдешь в учебниках. В концепции «Eve» было твоей целью сделать своих слушателей более осведомленными об этих женщинах, например Ibtihaj Muhammad или Myrlie Evers-Williams?

Определенно. Планировалось не просто назвать песни именами потому что я вдохновлялась этими женщинами, но я также хотела продолжить их наследие. Как ты не знал, кто такой Yusef, так и я не знала про Nina Simone; я узнала о ней от Lauryn Hill. Она много говорила о том, как сильно Nina ее вдохновляла, а я, будучи большой поклонницей Lauryn, хотела знать больше. Это так же, как я знала о том кем был Big Daddy Kane. Но я хочу знать больше потому что я знала как Kane вдохновил Jay-Z. Так что называя песни именами — Nina Simone, Afeni Shakur, Maya Angelou — всех этих феноменальных женщин, я стараюсь для другого поколения, которому, возможно, некому будет передать эти знания, некому будет загуглить для них то, почему я так назвала свои песни.

Кто-нибудь из обладательниц имен тебе ответил?

Да, Вупи Голдберг. Она прислала мне в подарок коробку с шоколадом, где была записка: — «Спасибо тебе». Этот маленький сантимент очень многое значит для меня. C Тайрой Бэнкс я встретилась на неделе моды. Конечно была и Queen Latifah, которая тоже есть на альбоме. Иман сделала репост песни и поместила ее в свою сторис. Есть еще женщины, которые не вошли в проект. Та же Lauryn Hill, она написала мне на почту, где-то две недели назад. Вообще-то я хотела внести ее имя в альбом, у меня есть песня Lauryn, но она акустически не подошла, а также были разногласия с ее расписанием, чтобы мы могли поработать вместе. Но она откликнулась, когда увидела шоу на BET: «Прекрасно! Спасибо тебе». Это было слишком для меня, потому что я не вдохновлялась никем так сильно как ей. Ibtihaj Muhammad тоже посмотрела видео. Было круто не только потому, что понравилось ей, но и исламскому сообществу тоже: «Ты верно нас представила!» От Мишель Обамы пока не было реакции, но кто-нибудь пришлет мне скриншот того, как они слушают песню через колонки. (смеется)

В песне Nina ты сказала: — «I am Nina and Roberta / The one you love, but ain’t heard of». В то время как альбом продолжает проникать не только в культуру хип-хопа, но и в мейнстрим, женщины отвечают на жест. Ты не находила, что утверждение по-прежнему истинно — часть “never heard of”?

Да, определенно. Я думаю, люди всегда продолжают раскрывать меня. В конце каждого дня я чувствую себя немного разоблаченной в процессе взросления. Я очень благодарна тому, что есть такие крутые команды как Roc Nation, Jamla Records, the Sunshine Agency Group, которые помогают выходу музыки и истории к людям для прослушивания, но я не думаю, что есть предел раскрытию искусства. Я думаю, что люди будут раскрывать меня вечно. Но есть много людей, которые еще не слышали меня, потому что они смотрят телевизор и слушают радио ради музыки, а я еще не дошла до этого. Но в конце дня это подобно марафону, это придает мне долговечности.

После Eve ты выпустила отличнейшую коллаборацию с Robert Glasper, “Expectations”. В песне ты говоришь о том, как ты, Kendrick Lamar, Cole, and K.R.I.T. никогда не вымаливали славы, вы нашли успех превыше этого. Ты могла бы объяснить, что означает этот куплет в отношении твоей кампании, посвященной Eve, которая запланирована на 2020-й год?

В конце дня есть лишь искусство и музыка, которые движут нами. Мы хотим оставить что-то невероятное, что сможет вдохновить людей. Никто из нас никогда не гнался за деньгами или славой. Потому что пока продукт крутой — все приходит само по себе. Так что в конце дня 9th Wonder всегда говорил мне: — «Люди могут пытаться и пытаться, и пытаться, но все это до тех пор пока ты отрицаешь величие и крутую музыку». Ты должен прийти ко мне в конце дня и упасть на колени. Так что надо быть уверенным в себе, видеть желаемое и придерживаться пути достижения. И все, что ты хочешь, автоматически упадет в ряд перед тобой. Надо быть в гармонии с собой, идти по пути, делать то, что считаешь честным и правильным. Ты можешь взглянуть на мою карьеру, на карьеры других людей, у которых есть долголетие, они все делали это. Они не преследовали ничего, что было фальшивым, или эта гонка может быть вечной. И в один момент ты выгоришь. Так что чего бы ты ни ожидал, ты это получишь. Это дар свыше; ты не можешь остановить этот поезд.

Подпишись на наш Facebook | VK | Instagram

Читайте также

Обсуждение

Google+