SharOn: «И весь этот шантарам закончился». Большое интервью резидента Белой Чувашии.

SharOn: «И весь этот шантарам закончился». Большое интервью резидента Белой Чувашии.
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(88 голосов, 5 из 5)
0

Артем Шаронов — человек с любопытной биографией. Большей части аудитории SharOn знаком по “Проекту Увечье”— резонансному андеграунд-коллективу первой половины 2010-х, меньшей — как самостоятельный исполнитель, автор добротного сольника и нескольких миньонов, один из которых с названием «Шарашка» вышел в этом году.

Психоделика и околофутбол, Проект Увечье и кальян-рэп, Лама Олег и Путин — об этом и многом другом в обстоятельном интервью HipHop4Real.

— Расскажи, пожалуйста, на какой музыке ты рос?

— Я рос меломаном, таким же и остаюсь по сей день. Не зациклен на жанрах вообще. Дома у отца с пластинок играли Electric Light Orchestra, Deep Purple, Pink Floyd и прочий рок 60-70-х годов. Параллельно закончил музыкальную школу по классу фортепьяно, соответственно там слушал очень много классики. Фундаментальны для меня: Linkin Park, Marilyn Manson, Limp Bizkit, Muse. Я многие их песни до сих пор помню наизусть. Ну и конечно же, Гражданская оборона, куда ж без неё. В начале 2000-х не было такого перенасыщения музыкальным контентом, как сегодня с интернетом, поэтому старался фильтровать то, что можно было найти в ларьках с дисками и кассетами.

— О чем был твой первый куплет? Трудно представить.

— Раз уж выводишь меня на чистую воду, значит расскажу. (Смеется.) Мой первый трек был не про падики, а про клубы. 2005 год и в моде был R&B. Нам с друганом было по 14-15 лет, хотелось тусоваться. Для этого мы экономили деньги на питании в школе и в пятницу шли в клуб. Так как были знакомы с диджеем, приходили пораньше, затарив сумки дешевым шампанским. Сев за стол, доставали ебучее “Советское”, ждали пока клуб заполнится различными персонажами и начнется какая-никакая движуха. Поэтому первая песня была про это всё. 

Мы записали трек и поняли, что вышла редкостная поебень и больше подобной хернёй страдать не будем. (Смеется.) Можешь вырезать из вью, но припев был такой:

“Возьми меня сегодня я твой!

Скажи всему клубу, кто я такой.

Твой раздетый вид не доставит нам проблемы.

Ты, май литл мами, будь готова к делу.”

— Кому-нибудь послушать дали?

— Тогда прошаренных в рэпе среди наших знакомых было мало. Мы решили поставить трек знакомым гопникам на “пацанских сборах”. Нас спросили: “Пацаны, а вы чё рэп читаете?” Мы: “Ну, читаем”. Они: “Дайте послушать”. Презентовали c Sony Ericsson k750i на футбольном поле при гробовой тишине. Репрезентуем и прикидываем, что будет дальше. Трек подходит к концу, и один чувак такой: “Это охуенный трек!”. И остальные тоже подхватили: “Да-да-да, ахуенно! Чё, пацаны, когда на лейбл к Тимати?” А мы стоим в ахуе и особо не одупляем, что произошло.

— “Проект Увечье” — не первая твоя рэп-группа, всё правильно?

— Да. Первой была “ORDA FAMILY”. Группу изначально создали вдвоем — я и мой кореш Руслан, который жил в соседнем доме. Как-то мы пошли на местную рэп-вечеринку в клуб NERO, там познакомились с RipBeat-ом (Битмейкер, ответственный за звучание Белой Чувашии — Прим. ред). А тогда нам как раз нужны были биты. На этой почве мы разговорились и решили попробовать по-сотрудничать. И там же мы познакомились с Ильёй, который впоследствии стал третьим участником группы. 

Записали один альбом “Реинкарнация” в 2010 году и прикрыли лавочку. Кстати, обложку альбома нарисовал Луперкаль.

 

— Вадяра Блюз в интервью поведал занимательную историю знакомства с Луперкалем. А вы как познакомились?

Это было в 2008 году. Алексей тогда жил в Москве, но периодически приезжал в Чебоксары. А когда он был в городе, то часто тусовался у RipBeat-а. Там и познакомились. Никакой эпичности.

— Можешь вспомнить тот день, когда для тебя начался “Проект Увечье”?

— Мы с Луперкалем пересеклись на районе, гуляли-болтали, решили попробовать записать совместку. Первый вроде был трек “Violence” (Песня с альбома “Тяжкие телесные” — Прим. ред), с него и началось. Мой вклад в ПУ минимален, это видно по количеству моих куплетов. Луперкаль по праву считается генератором идей, фронтменом. Грубо говоря, он высылал демку, а я вписывался, если было что сказать. За музыку отвечал RipBeat. В те годы я активно гонял на выезда, угорал по футболу, распиздяйничал, поэтому меня там мало. 

— Предполагал, что ваше творчество так “срезонирует”?

— Я не предполагал. Мы писали для себя, для души. Захотелось — сделали. Говорю за себя. Я не искал резонанса и не думал, что всё это выйдет за рамки нашей условной тусовки. Но получилось, как получилось.

— Вы тогда верили в то, о чем писали? Или изначально подошли к творчеству как Фельдман и Шило в Кровостоке?

— Именно поэтому, с первого же дня, специально повесили в официальном паблике дисклеймер, что все это лишь творческий акт и мы просим воспринимать его исключительно в этом качестве. Но кто же эти дисклеймеры читает…

— Проекту Увечье посвящен массив страниц форума hip-hop.ru. В 2012-м начинается деанонимизация, расследование ведет Бабангида. Вы это как переживали?

— Я не скрывал свои щи, мне проще. Я не сидел на форуме и не зарегистрирован там. Было дело что-то там читал, но сам никогда ни в какие полемики не вступал.

— Артем, а вы обсуждали то, что пара песен оказались в списке экстремистских материалов?

— Естественно, обсудили, хотя особо долго эту тему и не мусолили. Я сейчас уже и не помню точно, но скорее всего мы тупо поржали. Хотя смешного в этом нихрена не было.

— Noize MC до сих пор идеологический враг?

— Нойз никогда не был идеологическим врагом ни для меня, ни для Луперкаля. Это на него почему-то “веяло холодом” от песен ПУ.

— Что ты сегодня чувствуешь, когда слушаешь те песни?

— Я не слушаю те песни. Но надо бы попробовать переслушать ради интереса. Думаю, актуальность они вряд ли утратили. 

— Ты упомянул, что в те годы “гонял на выезда”.

— Ездил и до сих пор периодически езжу. Правда намного реже. В последний раз был на кубковой игре в Казани весной 2019.

 — А русский фильм “Околофутбола” тебе понравился?

— На один раз посмотреть пойдет. 

— Хуже английских “Хулиганов Green Street”?

— Недавно смотрел фильм-историю реального футбольного хулигана Касса Пеннанта. Он говорил, что фильм полная хрень и мало имеет общего с реально происходящими зарубами фирм. Да и сам Дуги Бримсон, который писал сценарий к этому фильму, тоже говорил, что конечный продукт получился не очень. Поэтому хрен его знает. Я сам это кино смотрел в махровом 2005-м (или когда он там вышел?) и вполне возможно что тогда мне вкатило. Не пересматривал, не знаю какие впечатления фильм бы произвел на меня сейчас.

— В 2014 ты записал ЕР “7 оттенков пустоты”. Трудно далось решение двигаться сольно?

— Сольные треки делать проще, потому что только ты знаешь от начала и до конца что ты хочешь сказать. И с ответственностью проще, она вся твоя.

Вспомнилось, как в то лето Луперкаль предложил поехать с ним в несколько городов с тура. Я без особых раздумий согласился и в рамках полноценной подготовки к выступлениям решил сделать свежий материал и, собственно, записал этот EP.

— Увидел, что права на альбом у компании Союз Мьюзик. 

— В 2017 году Илья ОРДА (Друг, одногруппник, концертный менеджер — Прим. ред.) сотрудничал с компанией Союз и предложил мне отдать готовящийся релиз на дистрибьюцию лейблу, естественно, за гонорар. А так как все мои предыдущие треки и релиз “7 оттенков пустоты” не монетизировались, я их также решил отдать Союзу в довесок в качестве бэк-каталога.  

— Это первые деньги за музыку?

— Да.

— Как удалось заполучить Loc-Dog-a на совместку?

— Меня Илья познакомил. Loc-Dog  — его старый знакомый. Мне импонировало творчество Лочи. Скинул ему демку, она зашла, ну и в итоге всё срослось. 

— Твой сольник “Театр одного Артема” вышел аж в 2018. Почему такой большой интервал между работами?

— В начале 2015 года я переехал в Санкт-Петербург. Решил плотно развиваться в барном деле, оставив рэп в качестве хобби и занимался им только тогда, когда снисходило какое-то точечное импульсное озарение. А может быть, мне просто нечего было сказать, или не хотелось говорить. В итоге целый год я по факту нихуя не делал, кроме того что шарахался по питейным заведениям Питера в поисках очередного трэша и угара. Ближе к осени вся эта барная движуха наскучила, я уволился из ресторана и впал в лютый депрессняк месяца на два. Выбравшись из депрессняковой кабалы, ближе к началу 2016 года я пережил мощный психоделический опыт, который основательно поменял мой взгляд на окружающий мир и происходящие в нем процессы. Ну и на основе всего вышесказанного я получил необходимые мысли, эмоции и импульсы для того, чтобы начать работать над первым полноценным альбомом. Затянулась работа на пару лет, но оно стоило того. 

— Есть история из жизни за барной стойкой?

— Вспомнился один случай из 2012 года, самого начала моей работы барменом. Было пять утра, заведение уже закрывалось, и тут заходит гость, проходит через зал и подходит ко мне. Скажу, что стойка не была контактной, а заведение находилось далеко не в самом благоприятном районе. Он в кожаной куртке, ему под сорокет. Я не знаю, чем он был объёбан. Заваливается и говорит: “Давай налей мне!” Я ему: “Уважаемый, присаживайтесь за столик, сейчас официант подойдет, примет заказ и т.д.” Он: “Ты не понял? Стопку мне налей!” Я пытаюсь сообразить, а он показывает пушку и говорит: “Ты чё хочешь умереть, сука?!”

Я не думал до этого, что попаду в такую ситуацию. Никакого охранника у нас не было. Повезло что в зале сидела компания знакомых подбуханных ребят. Они подошли к барной стойке. Между ними и этим персонажем начался какой-то бессмысленный базар. Пока все это происходило,  администратор нажала на тревожную кнопку, приехала охрана и этого мудака в вежливой форме попросили удалиться из заведения. Тот, глядя на меня, сказал: “Я тебя завтра найду, сука, и убью”. Я про себя подумал: “Ну, давай. Удачи, счастья тебе и здоровья в твоих нелёгких начинаниях”. И весь этот шантарам закончился. Веселое было утро, однако.

— Откуда такое название? Вернемся к альбому.

— Придумалось вообще случайно. В петербургском баре 1703 мы весело выпивали с друзьями. Кто-то в разговоре произнес фразу “театр одного актера”, а я спонтанно переделал ее в “театр одного Артема”. Бинго! Сразу понял что это название моего будущего альбома.

— Песня “В аду” начинается с интересной “вставочки” — речи протоиерея Смирнова. Не побоялся навлечь гнев?

— Наоборот, там же все в тему, все по смыслу. 

— Ты атеист или верующий? Прости за наглость.

— Атеист. Но мне это ни разу не мешает использовать какие-либо религиозные элементы сугубо как художественные образы для своих песен. 

— Ты веришь, что Пелевин существует? У тебя в треках встречается и “пес пиздец” и “институт пчеловодства”. 

— Виктор Олегович — один из моих любимейших писателей. Но то что Пелевин написал после романа “S.N.U.F.F.” мне особо не зашло.

Лет 10-12 назад я задавался вопросом его мистификации. Всматривался во все эти 20 фоток мужика в очках, которые гуляли по интернету. Прикол в том, что у меня есть знакомый близкий, чьи родители буддисты, они периодически летают в Тибет на эзотерические сессии к некому Ламе Олегу. И вот он непосредственно знаком с Пелевиным. Так что Виктор Олегович, если верить этому ламе, не скопище неизвестных авторов, не нейросеть. А вообще, мне уже давно без разницы, лишь бы книги пиздатые продолжали выходить.

— В 2018-м ты выпустил и миньон “Купаж куражей”.

— Да, это была экспериментальная работа с Pete Vortex (Битмейкер, его можно услышать у ATL, MURDA KILLA, Елки — Прим. ред.). Если “Театр” по подходу к написанию и содержанию был более основательный и серьезный, то “Купаж”, можно сказать, был сделан довольно быстро и каждая песня была написана буквально за вечер прямо на студии. 

— Как сочинялась “Шарашка”, вышедшая в этом году?

— На “Шарашке” нет никакой глубокой концепции. Это просто песни, написанные в период с мая 2019 по январь 2020, объединенные под одной обложкой, на которой, собственно, и изображено про что песни. 

— А “Идущий к реке” тебя чем зацепил? Как он оказался прелюдией к песне “Здесь”?

— Я просто нихуево так прочувствовал тот посыл, который “идущий к реке” так харизматично выразил. Решил применить к треку. Я вообще люблю всякие эпичные монологи “интересных личностей”, поэтому будут еще “вставочки”, даже думаю, и не одна.

— У тебя есть строчка: “Ты не застанешь ничего, кроме усталой путинской России”. Прокомментируешь?

— А какой тут еще может быть смысл? (Смеется.)

— Россия времен ПУ отличается от сегодняшней?

— Конечно. В плане качества жизни обычных людей — в худшую сторону. А вообще этот вопрос идеально мусолить на кухоньке с корешем под водоньку, ибо тема из разряда “что тогда и что сейчас” практически бездонная, бесконечная.

— Хоть раз возникало желание уехать?

— Нет. Мне нравится русский мир с его культурой, языком, людьми. Не представляю себя без этого. Чисто отдохнуть, развеяться, набраться свежих впечатлений и опыта — можно скататься. А перебираться с концами за бугор не хочу.

— “Травмат или кастет на всякий есть” — читал ты на альбоме Тяжкие Телесные. Как думаешь, в России должно быть разрешено ношение огнестрела?

— Лично я был бы не против, но только при наличии лицензии, регистрации и обязательного проведения обучающих курсов, которые не были бы одноразовыми, а проводились бы, например раз в полгода, на которых каждый раз дополнялись какие-то новые частные детали на основе полученной за этот период статистики в зависимости от “первых плодов” этого самого разрешения. Грубо говоря, хочешь носить оружие — стабильно подтверждай свою адекватность и право на ношение.

— Что за два года последних тебе прям понравилось из отечественной музыки?

— Слушаю в основном зарубежное. Отечественное слушаю в основном для ознакомления и очень избирательно. (Смеется.) Ну всю “Белую Чувашию” перечислять не буду. У Джино и Рыночных отношений прям хорошие альбомы. У Слима последний сольник. Нейромонах Феофан, Лорд Пневмослон, группа Озера нравятся. Блин, как я мог забыть Михаила Елизарова! Мне нравятся его песни, его безудержная пост-ирония вперемешку с жесткачом.

— А “Землю” Елизарова читал?

— Нет. Пока еще не дошел, но в список обязательного к прочтению эта книженция добавлена. 

— Как тебе кальян-рэп? Не мог не спросить.

— (Смеется.) Мне такое, мягко говоря, не нравится. Весь этот кальянный рэп слышится для меня как один очень долгий однообразный трек про то, что мне совсем не близко.

— Выписал еще одну твою строчку: “Я не созрел для випассаны и не вешал майк на гвоздь”. Что заставляет продолжать?

— Пока я нахожу в достаточной мере источники для вдохновения, буду продолжать. Либо пока меня все это конкретно не заебет. Либо пока не сдохну. Либо пока не осознаю что начинаю делать неслушабельную  хуйню.

Все равно я делаю это в первую очередь для себя, а себя, как говорится, не наебёшь.

— В жизни ты производишь впечатление позитивного человека, почему песни у тебя такие?

— Как пел один попсовый певец из 90-х: “Какие песни — такие мы”. Значит не такой уж я и позитивный человек, каким тебе показался при живом общении.

— Артем, а у твоей мечты много врагов?

— “Самый главный из них хмуро смотрит из зеркала”.

 

Интервью: Ринат Тукумбетов

Фото: предоставлены музыкантом

                                                                                                                                                                                                                                                                                                  

Подпишись на наш Facebook | VK | Instagram

Читайте также

Обсуждение