1
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(15 голосов, 5 из 5)

Too Short: «Индустрия хочет убить осознанный Хип-Хоп»

Too Short: «Индустрия хочет убить осознанный Хип-Хоп»

В одном из интервью Too Short рассказал, что хип-хоп про шлюх и на подобного рода темы это не просто какая-то похабщина и пороки человеческие, но на самом деле лишь верхушка айсберга. Львиная доля материала, написанного Too Short в середине 90-х, акцентирована именно на сексуально-откровенном контенте. Too Short так и сказал как есть, что ни на одном из его релизов ранних 90-х нет ничего аля “Trying To Come Up” (эта песня вошла в 19 альбом Too Short «No Trespassing»)

Пионер Западного Побережья рассказал не только о том как записывал материал дома в течение 20 лет, но и о том, что Jive Records помешали ему продолжать выпускать песни о бедности, последствиях наркомании и жестокости полиции в противовес своим «Чумовым Сказкам». Too Short также поделился своей теорией, согласно которой все крупные лэйблы находятся в сговоре, чтобы осознанный хип-хоп не попал в радио-эфир.

Too Short вспомнил былое, в частности упомянул о Dangerous Crew, рассказал как в хип-хопе начал доминировать юг и немного о Lil John.


Предлагаем вашему вниманию интервью с Too Short от 2012 года

NsJXuePz1gA


“I Want To Be Free” можно охарактеризовать как одно из самых мощных видео за всю историю хип-хопа. Скажи, почему ты решил отойти от роли репортёра с улиц, честно повествующего о социальных недугах общества и полностью переключился на тот рэп, который мы можем услышать на альбоме «Coctails»? Почему ты вдруг перестал делать такие вещи как к примеру «The Ghetto»?

В середине 90-х появился Death Row Records с намерением стать самым горячим лэйблом, не было сомнений, что он легко им станет на Западном Побережье. Так и случилось после выхода трёх мощных альбомов: Dr. Dre «The Chronic» Snoop Dogg «Doggystyle» и Tha Dogg Pound «Dogg Food». Я в то время готовился выпустить альбом «Coctails» и переехал в Атланту… Я переехал в Атланту, но там жизнь была уже не такой как в Окленде. Я покинул Окленд в то время, когда он был очень, очень, очень враждебным, в те времена на улицах шли войны за наркоту, огромное количество парней, которых я знал на протяжении многих лет, было вовлечено в эти войны и убивали друг друга.

Я создал в своей музыке эдакий образ сутенёра, но в то же время на всех моих ранних альбомах, выпущенных на Jive, было много песен не о сексе и без ругательств, эти песни были на социальную тематику: проблема крэка и кокаина, бедность, притеснения со стороны полиции, вот о чём был мой рэп. Когда в середине 90-х я переехал в Атланту, Death Row и Bad Boy Records конкурировали между собой, началась эра побрякушек. И хип-хоп получил новое веяние: я богатый и при деньгах.

И я не собираюсь в этом винить кого-либо на самом деле, но они задали мне то же направление, я собирался поговорить с людьми с Jive, с президентом Барри Вайсом, я хотел сделать совместный альбом с E-40, но они так и не позволили этому случиться. Jive никогда бы не позволили нам с E-40 записать совместный альбом.

Ujau8l_xn9g

Они продолжали находить тому оправдания, в итоге до проекта так дело и не дошло. Я также хотел выпустить альбом с таким материалом, как в моих песнях The Ghetto”, “Life Is…Too Short”, “Money In The Ghetto”, “I Want To Be Free. Я также планировал записать альбом с позитивными песнями, просто чтобы сохранить баланс. Когда я начал говорить об этом Барри, то он ответил следующее: «Сейчас идеальное время, тебе следует выпустить самый грязный альбом Too Short, который когда-либо выходил — обложка, песни, просто сделай грязный грёбанный альбом Too Short«. Вот что посоветовала мне звукозаписывающая компания — просто наполнить весь альбом матом и темой секса.

Я подумал тогда: «Хорошо, сначала я сделаю то, что он хочет, но затем сделаю нечто противоположное и последующий мой альбом будет позитивным». Я сделал для него альбом. Так появился релиз «You Nasty». По-началу мне эта затея показалась забавной. Мы пригласили порно-звезду для фотосета к буклету. Я голый и девочки голые, мы сделали откровенную фотосессию для альбома. Так что Барри получил от меня именно то, что хотел. Только вот когда пришло время делать позитивный альбом… Это не было воспринято как хорошая идея. Я сделал однажды то, что они от меня хотели, но в то же время они никогда не позволили бы мне выпустить то, что хочу я.

И я начал замечать подобное в хип-хопе. Крупные лэйблы заключали контракты только с теми исполнителями, чьё послание было в негативной окраске: давайте трахаться, да жопами трясти. Пришло время кранка, побрякушки уже отошли на задний план… Рэп всегда был о бахвальстве, но все хотели хвастаться именно своими миллионами. А ещё я заметил, что крупные лэйблы перестали заключать контракты с позитивными исполнителями, чьё послание действительно было позитивным. Тяжело было продвигать позитивные вещи. Я просто хочу сказать, что не хип-хоп изменился сам по себе, но его начали менять. Я сторонник теории заговора и просто уверен, что однажды было что-то вроде закрытого собрания крупнейших лэйблов, где кто-то предложил: «Нам надо держать это позитивное дерьмо подальше от радио, пусть будет жопотряс. Время пришло», после чего и пошли рекой бесконечные песни про секс и насилие.

И это было по радио! Вы не могли услышать на радио ранних песен Too Short, зато сейчас я зачитываю трэк Shake That Monkey — что в более литературной форме не что иное, как «тряси своей вагиной» и это играют на радио. Да ладно, мужик?


Мы не знаем был ли заговор лэйбов, либо это было личным выбором… Скажи сожалеешь ли ты о том, что стал частью кранк-эры и отошёл от того, что делал вместе с Ant Banks, Shorty B и остальными из The Dangerous Crew, создавая уличные симфонии?

Атланта — вот где реально дела пошли в гору.

На альбомах «Shorty The Pimp», «Get In Where You Fit In», «Cocktails» «Gettin’ It» Pee Wee играл на клавишных и был похож на грёбанного Bernie Worrell из ParliamentAnt Banks много играл на фортепьяно, но в основном он прописывал барабаны, всё сводил, добавлял небольшие, но очень уместные и грамотные сэмплы. Shorty B играл на гитаре и бас-гитаре. Ну а я зачитывал, иногда кто-нибудь пел. Мы записывали мой вокал, потом мы с Бэнксом сидели и обсуждали как всё это дело отредактировать, расставить инструменты и прочие моменты. Вот так мы записывали эти замечательные, мать их, песни.

Когда мы переехали в Атланту, то переехали как единое целое, все переехали. Я не знаю, кто свалил первым, но из Ant Banks и Pee Wee – Ant Banks, он должен был вернуться в Бэй. Он женился на женщине, в которую был влюблён, у них сейчас дети, большой дом. Так что ему необходимо было вернуться. Если бы он остался в Атланте, то у него никогда бы не было с ней семьи, а он очень хотел этого. Что касается Pee Wee, он просто не захотел жить в Атланте. Так что сейчас в Атланте только я и Shorty B, примерно со времён альбома «Gettin’ It». Так что Бэнкса не было с нами в Атланте, но он до сих пор занимался сведением всех альбомов, он до сих пор делал для них биты, мы продолжали работать вместе, но начали как бы отдаляться.

Так что как видите дело не в том, что я якобы решил перестать работать с этими парнями, я воспринимаю это просто как определённую эпоху Too Short. До того как я впервые объединился с Ant Banks, Pee Wee и Shorty B была тоже другая эпоха. Я был мазафакером, который делал биты самостоятельно. Я делал много битов самостоятельно, в частности на таких релизах как: «Born To Mack», «Life Is…Too Short» и «Short Dog’s In The House», до того как выпустил альбом «Shorty The Pimp». Для меня это была другая эпоха, в которую я зачитывал рэп на инструменталы и делал лохматые биты в своей комнате, вот такое было время. До того как я получил известность за пределами Bay Area у меня было за спиной уже 8 лет карьеры. До этого я был известен только в Bay Area. Я смотрю на это как на определённую эпоху в своей карьере. Годы совместной работы с Shorty B, Ant Banks и Pee Wee я тоже воспринимаю как очередную эпоху.

Свой переезд в Атланту я воспринял как начало другой эпохи. Вскоре я пересёкся с Lil Jon и мы записали оригинальную версию Bia Bia под названием You Just A Bitch. Материал получился грязным, мать его! У Lil Jon была песня под названием I Like Dem Girlz, а также песня под названием You Just A Bitch, этот материал начинал становиться очень популярным на улицах. И он сказал мне: «Мужик, нам надо найти способ как сделать clean-версию на это дерьмо». Так появился трэк Bia Bia”, они ещё Ludacris пригласили поучаствовать. Возможно, это было первым из его больших хитов.

Мы в то время ещё записывали Couldn’t Be A Better Player (в 1998 году песня вошла в сборник «Nationwide: Independence Day»). Эта была первая песня, которую я записал вместе с Lil Jon. Это кранк, мы записали это ещё в самом начале моды на кранк. Когда люди стали говорить о рэпе из Атланты и о том как Атланта задала новые ритмы, о том как Юг задал новые ритмы, то я думал: «Чёрт, я ведь был там». Они никогда не упомянут моего имени, но я помогал этому грёбанному движению и был одной из его главных частей.

Песня Couldn’t Be A Better Playerстала главным поворотным моментом в моей жизни. Lil Jon потащил меня в маленький клуб 559, усадил за стол, не объясняя какого чёрта вообще происходит. Я так понял он хотел показать мне как отреагирует толпа, когда включат песню. Врубили трэк и люди начали просто с ума сходить. Lil Jon просто сказал: «Зацените» и с первой грёбанной ноты все словно с ума посходили. Толпа в исступлении, всех прёт. Я сказал: «Да, это то, чего я ожидал». Вторая половина трэка это уже более жёсткое и агрессивное дерьмо – “What’s up fuck nigga, what’s up?”, я оглянулся и увидел, что люди окончательно ушли в отрыв. Lil Jon сказал мне: «Это то что я хотел увидеть».

Это стало поворотным моментом в моей жизни. Я ещё никогда не видел, чтобы на вечеринке творилось такое безумие под звук моего голоса. Да я никогда и не делал песен для вечеринок раньше. Я могу сказать лишь одно — это заражает. Я нашёл новый способ самовыражения, где вместо того чтобы быть в образе Shorty сутенёра или Shorty пророка, поэта, да плевать — как хотите так и называйте, Too Short I Want To Be Freeстал делать вещи из разряда: давайте повеселимся вместе с Дядюшкой Short. Я стал чем-то напоминать Люка Скайуокера (2 Live Crew). И эта тема стала работать вместе с Lil Jon. Он начал с Ying Yang мутить, E-40 тоже подключился и записал несколько песен с Lil Jon… И если вы спросите о том, что дали ему биты для вечеринок от Lil Jon, то он ответит, что это для развития карьеры, расширения грёбанной аудитории. Lil Jon продлил мою карьеру благодаря своему дерьму для вечеринок. Lil Jon спродюсировал Shake That Monkey и Blow The Whistle и я просто адски отжёг на обоих трэках. Честно говоря не уверен, дошло бы дело до 19 и до 20 альбома или нет, если бы я не начал сотрудничать с Lil Jon с 1995 по 2005 годы. Мы много вместе песен записали. Для меня это не составило особых усилий, вот почему я стал частью этого движения.

Я сейчас в хорошем настроении, я не хочу уходить из музыки пока не запишу один позитивный альбом Too Short, о чём я рассказал вам выше. Я должен это сделать, просто потому что мне это нужно. Это во мне. И я чувствую, что буду очень жалеть, если не сделаю этого. Я помню как однажды мечтал поступить в чёрный колледж, маршировать в оркестре — это было моей мечтой с детства и меня очень беспокоило, что я так и не сделал этого. Всегда. Я хотел пойти в Grambling [государственный университет] или ещё куда-нибудь, где мог бы маршировать, но так этого и не сделал. Я не хочу чтобы нечто подобное повторилось и в музыке.

s-l16001
HipHop4Real

Читайте также

Обсуждение

  • 187th

    Спасибо за это интервью! Сам являюсь почитателем раннего творчества Too short, кое-что мне нравится и из кранк-эры. Хорошо, что мнение насчет заговора в индустрии у нас с ним совпадает. Значит это не такой уж и бред, а имеет место быть. Крутой дядька он, если сказать одним словом!

Google+