0
  1. 5
  2. 4
  3. 3
  4. 2
  5. 1
(88 голосов, 5 из 5)

Dame Dash рассказал о своей карьере, Big L и о том как не послушал альбом JAY-Z «4:44»

Dame Dash рассказал о своей карьере, Big L и о том как не послушал альбом JAY-Z «4:44»

Dame Dash сыграл важную роль для хип-хопа. В течение последних двух десятилетий у Dame всё в порядке, дела идут ровно. Он приложил свою руку как к карьере самого успешного из ныне живущих рэперов, так и к одному из самых крупных фильмов в урбане.

Недавно Dame рассказал о своей карьере в кино и музыке, а также о том, что Jay-Z — лучший, но он пока что ещё не послушал его альбом «4:44».

Dame о своём опыте в киноиндустрии:

«Я думаю, что больше всего мне понравилось работать над фильмом «Заплатить сполна», потому что это был мой личный опыт, из первых уст», — вспоминает Dame о своей карьере в кино. «Я действительно видел это. Я знаю насколько это меня изменило. Я видел всё о чём рассказывается в фильме своими собственными глазными яблоками. Я думаю, что был единственным человеком, который видел что-то подобное и смог воссоздать это из своего личного опыта, из первых уст».

Rp @ddpoppington ceo hats available now Poppington.com #staytuned

A post shared by Dusko Poppington. (@duskopoppington) on

«Мне также понравилось работать над первым фильмом Кевина Харта «Бумажные солдаты». Потому что это была комедия. Мы смеялись целый день. Было здорово работать с Кевином. У него была куча комедиантов и у меня тоже была своя команда. Я из Гарлема, 142-я улица. Мы забавные парни. Мы привязываемся друг к другу. В гетто вы должны быть юморными, должны быть готовы сыграть в сумасшедшую игру, иначе просто никак. Мы всегда были юморными чуваками, если бы я собрал из этой команды сет, то все бы подписались и началась бы просто война. Чтобы выжить в Гарлеме ты должен быть забавным нигга. Ты должен уметь танцевать, драться, стрелять. Я обычный чувак. Это то, что я делаю. Я просто юморной. Затем был фильм «Дровосек», он был другим, я хотел отойти от того, что всё что бы я ни делал воспринималось как действия хип-хоп магната. У меня были Кевин Бэкон и Кира Седжвик и ещё много разных людей. Я знал, что делаю. Я пытался добраться до Вайнштейнов. Я хотел сделать какое-нибудь независимое дерьмо. Меня тошнит от белых людей, которые постоянно пытаются сделать денег на чёрной культуре. Я хотел немного поэксплуатировать белую культуру.»

Dame Dash о своём глубоком погружении в кинематограф и страсти к фильмам

«Мне не нравилось то каким путём пошёл Голливуд, поэтому я пошёл своей собственной тропой», — сказал Dame. Я научился самостоятельно снимать фильмы. Я научился их распространять. Я никогда не сталкиваюсь с тем, чтобы кто-то рассказывал мне, что мне делать с моим искусством, а фильмы — это то, где я занимаюсь искусством. Что касается музыки, то я могу делать биты. Я научил своего сына как читать рэп, но это не моё искусство. Это то, что я делаю, выражая тем самым свою страсть. Делая фильмы, я могу продемонстрировать свою точку зрения, могу показать в них свою музыку, свою моду, проявить свою способность рассказывать истории, навыки редактирования. Это искусство. Я не вижу, чтобы кто-то скомпрометировал то, что я делаю, потому что я чересчур увлечён этим; если вы достаточно сильны, то способны за это бороться. Я достаточно силён, чтобы каждодневно бороться за свою жизнь. Я сам всё это начал, так и с какой кстати я должен позволять какому-то убогому говорить мне, что делать?»

Dame о своём равнодушии к музыкальному бизнесу

«Скучаю ли я по тому времени, когда я был в окружении умников, говорящих мне что делать? Вовсе нет», — объяснил Dame. «Это было похоже на среднюю школу. Было забавно быть в том возрасте и делать эти вещи и смущать тех людей, но это была пустая трата времени, надо было двигаться дальше. Я сделал то, что мне нужно было сделать. Я был слишком квалифицирован для того, чтобы целыми днями с самим собой играть в эти игры. Я хотел добиться большего. Музыка всегда будет частью моего образа жизни. У меня всегда будет студия. Я всегда буду заниматься музыкой, но мне посчастливилось уйти на своих условиях, и никто не мог в это поверить. Но все мы знаем, что это было; мы знаем, что это такое. Мы знаем кто всё ещё здесь и что я делаю.»

Dame о том, что было в его карьере позднее

«Я выполнил список того, что хотел сделать», — сказал Dame. «Я стал магнатом ранее. Я хотел стать магнатом в моде и я им стал. Я хотел стать магнатом в кинематографе, поэтому добился этого. Я хотел стать магнатом в музыке, поэтому добился этого. Я хотел стать ликёрочным магнатом, поэтому сделал это, я снова это сделал. Теперь я хочу заняться здоровьем [Dash Diabetes Network]. Я хочу, чтобы все пункты моего списка были выполнены и я не могу оставаться на одном месте, занимаясь одним делом, поэтому и составил себе список.

Потому что в итоге ты однажды подумаешь: «Эй, я так ничего толком и не сделал». Я не хочу, чтобы у меня был список несделанного. Мне нужен список того, что сделано. Я пошёл и сделал это. Многие люди боятся. Они боятся расстаться с тем, к чему привязались. Потому что при этом они чувствуют себя в своего рода безопасности, но в то же время есть и неуверенность в том, что если жизнь течёт вокруг тебя, а ты просто сидишь, делая что-то на протяжении 25 лет, то будешь счастлив если в итоге кто-то даст тебе титул. Это не то как я определяю успех. Вы можете судить о моём успехе, исходя из того скольким людям из своего окружения я помог разбогатеть. Если вы не разбогатеете после того как побывали в моём окружении, значит что-то пошло не так, потому что я заразителен. У Kanye всё хорошо. У Lee Daniels всё хорошо. У Кевина Харта всё хорошо. У Rachel Roy всё хорошо. Поспособствовал этому.»

Dame о том каких высот мог бы достичь Big L

«Это был мой человек», — объяснил Dame. «Мы все делаем хорошую музыку на Roc-A-Fella, некоторые из нас были готовы делать то, чего не делали другие и от это зависело станем ли мы популярными или нет. Некоторые из них были готовы нанять публициста, чтобы быть максимально социальными, насколько это возможно, ходить по красной ковровой дорожке, делать любое дерьмо, которое приходилось делать, дабы оставаться политически корректным — чтобы быть принятым в некоторых кругах, чтобы получить возможность попасть в US Weekly и GQ Magazine. Некоторые были чересчур буйными, могли не появиться вовремя, поэтому мне не удавалось отстоять их интересы. Вот такие дела. Поэтому суть прежде всего не в том станет ли его запись хитом или нет, но в том как человек себя поведёт, от этого зависит его дальнейшее величие. Короче говоря, если бы Big L не достиг популярности, то был бы на уровне Cam’Ron или Nas, что-нибудь в этом роде, потому что его лирика очень уважаема».

«Мои взаимоотношения с ним были таковыми: я был со 142-ой, он был со 139-ой или 140-ой и мы знали друг друга ещё до рэпа, потому что жили на одном районе — Леннокс. Мы все были из одного и того же квартала, поэтому, когда он попал в музыкальный бизнес, а я уже был в этом бизнесе, то музыкальный бизнес сплотил нас ещё сильнее. Если бы я однажды попал в тюрьму вместе со своими друзьями, то они бы вскоре совершили оттуда побег. До тех пор пока у меня есть Roc-A-Fella я буду способствовать тому, чтобы ты получил то, что ты заслуживаешь, помогу чем смогу, буду поддерживать. Я верил в него, к тому же мы были из одного и того же района, каждый из нас взял на себя ответственность присматривать друг за другом. Он всегда был моим корешем; он был всегда реально крутым.

До того как Big L заключил контракт с Roc-A-Fella, были Children Of The Corn. В состав группы входили: Cam’Ron, Big L, Ma$e, а также Bloodshed, который позже умер. Они приходили ко мне домой. Я был старшим чуваком, старше каждого из них, у меня были деньги. У меня была собственная квартира. Они курили траву, а я выпивал. Когда я приходил туда примерно в 5 утра, то они только начинали собираться уходить. Я видел их подкуренные бланты. Я говорил: «Приходите на хату!». Они были единственными чуваками, с которыми я вёл себя подобным образом. Мы действительно были как братья. Он мог бы далеко пойти. Он добрался до Roc-A-Fella и кто знает, с кем он мог бы быть связан. Кто знает, как бы он повёл бы себя в дальнейшем.»

Dame об эпичном баттле между Jay-Z и Big L

«Самым легендарным дерьмом был баттл между Big L и Jay-Z», — вспоминает Dame. «У них был честный баттл на 139-ой улице. Мы пошли туда и это случилось. Я подумал, что Jay-Z хорошо справился, потому что 139-ая его не освистала. Было похоже на ничью, причём он действительно был на районе Big L».

Dame об альбоме Jay-Z «4:44»

«Я реально ещё его не слушал. Я слышал о нём, но ещё не послушал. Судя по слухам он звучит как будто ему почти 50», — прокомментировал Dame после того как ему рассказали об альбоме Jay-Z. «Если бы ему сейчас было 14 или 15, то это было бы потрясающе. Но когда вам 50 или 40, то вы просто должны говорить о подобном. Вы не можете сказать что-либо больше этого, чтобы не выглядеть при этом глупо. Вы должны говорить о том, чему научились. Если вы ничему не научились за свои 40 лет, то лучше поиграть в другую игру».

Dame о том почему Jay-Z самый лучший рэпер

«Давайте по-быстрому», — сказал Dame. «Когда я только начинал, то если твои подача и тексты были хорошими, то этого было ещё недостаточно, в нашем понимании настоящим был тот рэпер, который не лжёт о том, что делает. Нас отличало то, что мы говорили о получении огромных денег, но мы ведь их действительно получали. Мы видим как кто-то ещё говорит о том, что получает кучу денег и при этом является убийцей в придачу, но мы знаем, что он не убийца. Именно это и определяло каким должен быть лучший рэпер, потому что любой может сказать всё что угодно. Если ты можешь сказать что-то реальное и если речь идёт о твоём фактическом опыте, тогда это то, что реально. Если ты говоришь правду, если ты можешь чётко попадать при этом в бит и сделать об этом запись, тогда для меня ты лучший рэпер, таковы мои критерии. И именно поэтому я говорю о Jay-Z, это обоснованное мнение.»

HipHop4Real

Читайте также

Обсуждение

Google+